Анатолий чичерин евросеть

Интервью с бывшим главой службы безопасности «Евросети» Борисом Левиным

В среду в Мосгорсуде присяжные полностью оправдали всех фигурантов «дела «Евросети». Коллегия сочла недоказанным сам факт похищения экспедитора Андрея Власкина, в котором обвинялись сотрудники службы безопасности компании. 26 ноября суд вынесет бывшему вице-президенту «Евросети» Борису Левину и его коллегам оправдательный приговор. В ожидании финального слушания Левин согласился ответить на вопросы «Газеты.Ru».

—Как вы провели первый день на свободе после двух лет в СИЗО?

—Отвечал на телефонные звонки, по кругу ходил между тремя телефонами, полдня одно и то же повторялось. Много людей поздравляли, радовались. А общественно полезного я ничего не сделал.

— Бывший совладелец «Евросети» Евгений Чичваркин вам из Лондона звонил?

—Да, тоже поздравлял, очень радовался за нас.

— На новую работу не позвал?

—А куда? У него же в Лондоне никакого бизнеса и нет.

—Пока вы были в СИЗО, общались с сокамерниками? Они понимали, что вы арестованы по такому громкому делу, сочувствовали?

—Конечно, понимали. У нас как-то не принято было друг другу сочувствовать. Они просто надеялись на мое оправдание.

— В СМИ говорилось, что пребывание в изоляторе сильно сказалось на вашем здоровье. В частности, Чичваркин в своем видеообращении к президенту рассказывал, что в изоляторе у вас обострился гепатит. Как вы сейчас себя чувствуете?

—Надо будет пройти диспансеризацию. Просто эти два месяца был тяжелый судебный процесс, было физически очень тяжело. Сейчас ориентироваться на самочувствие я не могу, потому что вымотался. В суде сидеть еще было нормально. В среднем заседание шло от одного часа до четырех, но было нормально. Вот все остальное – это очень сложно. Ездить в суд в плохо оборудованной машине, круглосуточное нахождение в помещении, отсутствие солнца и так далее. Это физически тяжело. Чичваркин же говорил об обострении тех болезней, которые у меня были. Там обострились, да. Но сейчас пока не могу сказать ничего определенного о своем самочувствии, не понимаю пока.

—Оказывалось ли на вас давление во время следствия?

—На меня нет, а на моих подельников оперативники оказывали давление. На каждого по-разному: с одним пытались «общаться по-человечески», с другим пытались разговаривать дольше, третьего удалось обмануть, заставить дать показания, пообещав взамен нечто, хотя я предполагаю, что следователи сами понимали, что это провокация.

—Вы имеете в виду вашего коллегу Сергея Каторгина, который заключил сделку со следствием, а потом расторг ее?

— Да. Его держали отдельно от нас, и с ним вообще неприятная и непонятная история приключилась. Ровно то, чего не хватало следователю для полного счастья и передачи дела в суд, он от него получил, но свалил в одну кучу. Потом Каторгин, само собой, отказался от своих слов. При сделках со следствием я не присутствовал, но потом из материалов дела понял, что Каторгин ждал, что с него снимут некоторые обвинения и выпустят из-под стражи, но следствие не сделало ни того, ни другого.

— А почему вы в суде признали за собой самоуправство?

— Это было в моем последнем слове, но я не произносил слова «самоуправство». Я признаю вину лишь в том, что в 2003 году частично лишил Власкина свободы передвижения, и я признал, что возврат украденного имущества в некоторых случаях осуществлял не по тому алгоритму, который предписал нам закон. Это, по сути, был один эпизод. Меня же интересовало, что удастся вернуть в компанию. Семья Власкина пошла нам навстречу, стала возвращать имущество, купленное на украденные им из компании деньги, но без согласия владельцев мы тогда не сделали ни одного шага.

— Как вам кажется, почему правоохранительные органы вспомнили об этой истории только спустя пять лет, в 2008 году, возбудив против вас уголовное дело?

— Надо было что-то найти. Они понимали, что фабула основного — контрабандного — дела, из-за которого у «Евросети» начались проблемы, ко мне никак не применима. Я в этом деле не участвовал, не мог принять в нем участие, а тут представилась такая возможность. Вспомнили дело пятилетней давности, расценив как похищение и вымогательство. Хотя это был такой нонсенс в юриспруденции, когда вымогатели все тщательно документировали, а потом передавали в правоохранительные органы. Каждый элемент передачи имущества был задокументирован, мы все писали в справочку, отдавали в бухгалтерию. Форма справки, кстати, была разработана следователем Тарасовой, которая нам помогала вернуть имущество, и адвокатами. Каждый раз, когда нам сдавали деньги, мы писали справку. Когда родители Власкина сказали нам, что готовы отдать нам коттедж в Тамбове, мы пошли им навстречу. Они пожилые, сами продать его не смогли, поэтому предложили сделать это нам. Хотя этот дом мы продавали еще несколько лет, я выполнил свои обязательства — выдал им справку о том, что никаких претензий к Власкину больше не имеем. Вот как его уговаривали дать показания, не знаю. Предполагаю, что он сам не сразу на это пошел.

—А Вам известно, где бывший экспедитор находится сейчас?

— Не интересовался. Дома, наверное.

— В СМИ много говорилось, что, когда вы в поисках Власкина обратились в УВД ЮАО, в деле как-то поучаствовал экс-майор Евсюков.

— Евсюков в то время вообще руководил каким-то подразделением, которое объявляло людей в розыск. Когда ему было подано постановление об объявлении в розыск Власкина, он его подписал — по-моему, даже не сам, а кто-то из его замов. Никакого личного участия он не принимал, но дальше СМИ попытались это как-то обыграть. Никто из нас Евсюкова в глаза не видел. Это просто спекуляция на громком имени.

— Вы сейчас можете сказать, кто и почему начал уголовное преследование сотрудников «Евросети», кто за этим стоит?

—Тут от простого до сложного, очень много векторов. Самый простой — это была месть лично мне. Я знаю, она была обоснованна. Это не Власкин и не его коллега Смургин. Я в суде доказывал, что в той ситуации они были на седьмом небе оттого, что были свободны, что их просто взяли за шкирку и сказали: «Верни, что купил на награбленные деньги, а потом вали на все четыре стороны». Они были довольны, что их всего лишь попросили вернуть имущество, а не посадили в тюрьму и не тронули. А трогать там было за что, Власкин отлично об этом знает. Он еще очень легко отделался. Мстил не он. Мне могли отомстить те люди, которые пытались обворовать компанию на $20 млн в 2006 году. Я воспрепятствовал этому, добился возвращения товара, а потом их еще и посадили. Меня тогда интересовал только возврат товара, я не настаивал на их уголовном преследовании, это уже дело московской прокуратуры. Кстати, я считаю, что эти люди сами легко отделались (милиционер Владимир Князев, признанный виновным в присвоении телефонов «Евросети», был приговорен к штрафу в 50 тысяч рублей, а следователь Дмитрий Латыш, выносивший постановление об изъятии сотовых, к полутора годам колонии за превышение должностных полномочий – «Газета.Ru»). Тот же Латыш, например, решил вопрос, как это сейчас называют. Со мной в СИЗО сидел следователь, который точно за такие же проделки получил девять лет колонии — и Верховный суд оставил приговор в силе. К сожалению, в те годы был вообще создан такой правовой комплекс, который позволял прокуратуре, Российскому фонду федерального имущества, таможне грабить бизнес. На тот момент законодательство позволяло это делать. Что касается Латыша, то я этого человека видел три-четыре раза в жизни. У нас было нормальное общение, у меня личных претензий вообще к нему нет. Он тоже был инструментом, а управлял им кто-то — выше или сбоку, неважно.

— То есть политики в деле «Евросети» нет?

— Я сказал о мести, а о политических мотивах говорить не могу. Мы не знаем всего, а быть болтуном не хочется.

— А почему, как вам кажется, присяжные вынесли оправдательный вердикт? Чичваркин говорил, что на них активно давили, прослушивали, а они вынесли такое решение.

— Они видели, что происходило. Они просто не знают УПК. Любые правила и законы, в данном случае УК и УПК, позволяют нечистоплотным людям очень уверенно плавать в этих кодексах и интерпретировать так, как им кажется необходимым. В УПК существует отличная статья 17 «Свобода оценки доказательств». В пункте первом говорится, что судья, присяжные заседатели, а также прокурор, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Вот добросовестный, порядочный человек будет руководствоваться законом и совестью, а нечестный будет лавировать в подпунктах. Беззакония сейчас нет. Возьмите следователя или прокурора и спросите, почему он сделал эту гнусность, а он ответит, что у него есть такая-то статья такой-то пункт, — он прекрасно отпишется.

— Означает ли вчерашний приговор, что и Чичваркин скоро сможет вернуться?

— Если этот вердикт устоит и вступит в законную силу, то наступает преюдиция. Вчерашний вердикт подтвердил, что не было события преступления. Поэтому если приговор вступит в законную силу, то все обвинения должны быть сняты.

— Уверены, что приговор выстоит в Верховном суде?

— Трудно сказать, но надеемся, что устоит. Надеюсь, что суд обратит внимание, что по всем эпизодам счет 12:0. Методика суда присяжных заседателей — она довольно сложная. Там найти процессуальные нарушения очень легко. С формальной точки зрения можно придираться ко всему чему угодно. Прокурор, например, упомянул слова «контрабанда» и «спекуляция», хотя не имел на это права. Судья должен был его остановить и попросить присяжных не учитывать эту фразу при вынесении вердикта, а этого сделано не было. Это уже формальный повод для обжалования. Приговор будет в следующую пятницу, нам его озвучит судья Коротков и после этого у прокуратуры десять дней на обжалование. Я уверен, что они это сделают. Иначе как так – следователь продержал пять человек в тюрьме два года, прокуратура соглашалась с этим, а потом она согласилась с обвинительным заключением. Потом пыталась нас обвинить в суде. И если прокуратура сейчас скажет «да, мы все были неправы», то это будет нонсенс.

— Вы не опасаетесь, что против вас может быть возбуждено еще одно дело? Не думаете уехать из России?

— Да, я боюсь провокаций, потому что знаю, с кем имею дело. Мало ли что они придумают. Найдут еще какого-нибудь вора, который когда-то что-то украл, а его заставили вернуть, что-то сфальсифицируют, найдут людей, которых я уволил. Например, в суде свидетелями выступали люди, уволенные мною по каким-то негативным основаниям. Но страну я не покину никогда.

—А чем Вы намерены заниматься в России? Есть идея, куда пойти работать?

— Я пока не знаю. Я же не милиционер, который всегда знает, куда пойти. Я никогда не работал в правоохранительным органах, поэтому меня и позвали в «Евросеть». До «Евросети» я был директором сотового ретейла, но в «Евросети» я создал 15 служб безопасности. Каждый филиал – отдельная служба. Я не доверялся ни отделу кадров, ни рекомендациям, делал все своими руками, отбирал начальников лично. Вот они все из органов, в первую очередь из милиции, потому что с ней тогда и были основные проблемы. Одним из лучших был Александр Яковлев – он из ФСИН, а моим замом по СНГ был в прошлом армейский офицер.

Дмитрий Медведев уволил вчера еще четырех высокопоставленных сотрудников МВД России. Самый известный из них — первый заместитель начальника БСТМ генерал-майор милиции Константин Мачабели, которого экс-совладелец «Евросети» Евгений Чичваркин называл одним из инициаторов своего преследования. Впрочем, источники «Ъ» в МВД предполагают, что увольнение генерала — следствие недавней отставки начальника БСТМ Бориса Мирошникова, на место которого прочат выходца из ФСБ.

Помимо господина Мачабели в отставку были отправлены заместитель начальника этого БСТМ генерал-майор милиции Виктор Кондратьев, а также заместитель начальника департамента экономической безопасности генерал-майор Александр Назаров и заместитель начальника правового департамента полковника милиции Ивана Соловьева. О мотивах решения главы государства и о дальнейшей судьбе генералов и полковника не сообщается. В МВД лишь уточнили, что и господин Мачабели, и господин Кондратьев превысили установленный законом предельный возраст нахождения на службе — 55 лет. После этого срок службы продлевается решением президента РФ.

Из высокопоставленных отставников наибольшую известность приобрел господин Мачабели. Бывший совладелец «Евросети» Евгений Чичваркин называл генерала в числе главных инициаторов его уголовного преследования. Напомним, господин Чичваркин проходил в качестве обвиняемого по делу о похищении экспедитора «Евросети» Андрея Власкина и вымогательстве у него крупной суммы. Британский суд уже приступил к рассмотрению запроса Генпрокуратуры РФ об экстрадиции бизнесмена, когда присяжные Мосгорсуда оправдали других фигурантов расследования — бывших вице-президента компании Бориса Левина и сотрудников службы безопасности «Евросети». Дело в отношении господина Чичваркина было закрыто, а запрос об экстрадиции отозван.

«Хотел бы через вашу газету сказать Дмитрию Анатольевичу (Медведеву.— «Ъ») большое спасибо,— сказал вчера «Ъ» Евгений Чичваркин.— Власти постепенно очищают МВД. Теперь очень хотелось бы, чтобы президент поручил Юрию Чайке проверить управление К (структурно входит в БСТМ.— «Ъ») на законность его действий в отношении «Евросети», «Диксиса», «Беталинка» и других компаний и проверить декларации о доходах и имуществе его сотрудников».

В самом МВД источники «Ъ» к версии, что отставка Константина Мачабели может быть связана с делом, по которому проходил господин Чичваркин, отнеслись скептически. Увольнение генерала, скорее всего, является прямым следствием недавней отставки начальника БСТМ генерал-полковника милиции Бориса Мирошникова. Тот подал рапорт об увольнении после достижения 60-летнего возраста и при выходе в отставку был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени. По данным «Ъ», когда господин Мирошников в 2001 году возглавил тогда еще управление специальных технических мероприятий, Константин Мачабели работал оперативным сотрудником. Его дальнейший стремительный карьерный взлет свидетельствует о том, что он стал одним из ближайших соратников генерала Мирошникова. Поэтому после ухода последнего из БСТМ в кулуарах МВД предрекали отставки и людей из его окружения.

По данным источников «Ъ», наиболее вероятно, что новым начальником БСТМ будет выходец из ФСБ. «В своей деятельности БСТМ очень тесно взаимодействует с техническими подразделениями чекистов,— сказали в полицейском ведомстве,— поэтому вполне объяснимо, что коллеги, которых в МВД в шутку даже называют «старшими братьями», хотят контролировать деятельность этого бюро». Отметим, что и сам Борис Мирошников до перехода в МВД служил в органах госбезопасности.

Впрочем, по данным «Ъ», в качестве кандидата на должность начальника БСТМ рассматривается и один из его уже переназначенных руководителей. Его имя в полицейском ведомстве назвать категорически отказались.

Александр Игорев

первому заместителю начальника БСТМ МВД России генерал-майору милиции Константину Мачабели
от координатора по Саратовской области ОД «Дети Планеты»

Уважаемый Константин Ильич!

Хотелось бы сказать несколько слов правды в защиту саратовского отдела «К», с которым успешно сотрудничаю уже год. Сотрудничаю на той же ниве, что и Анна Левченко, только мы, в отличие от нее, имеем реальные результаты работы, благодаря тому, что работаем тихо, спокойно, без истерики и политического пиара.

Прошу вас обратить внимание на то, что Анну нисколько не заботит то, что ведется оперативная работа, что люди просят, умоляют ее удалить из публичного доступа информацию, мешающую работе следствия, так как дает предполагаемым преступникам время уничтожить улики, но ее это не беспокоит! Главное, что Анечка, по выражению Соловьева — «герой нашего времени!»

Совершенно безобразная история вышла с информацией про одного педофила, вернее, с дезинформацией. Поскольку собранные по нему сведения она передала в отдел «К» Саратова только в мае, а не в апреле… Да и что это за сведения? Что такой педофил существует? Переписка — так это еще не доказательство. Но ей нужно уже сейчас, немедленно написать на всю страну, что это именно она- одна- выследила и изловила опасного преступника, и больше никто ничего не делал. Опубликовав подробности переписки, она сообщила и этому педофилу, и всем его подельникам, что за ними могут следить, что надо избавляться от улик, а может быть и от свидетелей… При этом она ни на минуту не задумалась, что, сообщая подробности о тех методах, которые использовались для сбора информации, она рассказывает не только обычным гражданам «какая она умная», но и предупреждает педофилов как им нужно себя вести, чтоб избежать наказания. По сути все, что она сделала своими публикациями о якобы разоблаченном педофиле — это помешала работе полиции и помогла конспирации преступников. Она буквально кричит на весь интернет: «Смотрите, так был выслежен педофил! Не повторяйте его ошибок!»

У «Дружины нравов» тонны подобной переписки педофилов друг с другом лежат и ждут своего часа, тщательного анализа и систематизации, и ни у кого не появляется даже мысли использовать ее ради собственной славы.
Теперь несколько слов об Аркадии Мамонтове, который охотно разрекламировал Анечку Левченко на центральных телеканалах. Всем известны громкие фильмы-разоблачения Мамонтова про «Голубую орхидею». Кто же ему помог с информацией про эту преступную сеть? А помог ему некто Алексей Рыбаков, ныне Дэви, редактор «Новой газеты», сам в прошлом (в прошлом ли?) педофил, на счету которого не одна сломленная детская жизнь и одна смерть (его бывший подросший любовник скончался от «передоза» на коврике перед его дверью). Рыбакова упоминал небезызвестный КДВ (Дмитрий Кузнецов), ставший «фирменной маркой» детской порнографии российского производства, когда писал свои мемуары. Отмечая любовь Рыбакова к малолетним мальчикам, КДВ так же упомянул его склонность к садизму.
На сайт Дети планеты поступила информация на вот этого Казанского педофила: http://www.detirf.org/news/279/ Стоило ее опубликовать, как в час ночи координатору ОД «Дети планеты» по СПб поступил звонок от некоего Дэви — «хорошего человека» из Москвы, который кричал в трубку, что он не позволит порочить честь и достоинство такого прекрасного человека, как «Андрэ-Сюжет»! Когда разобрались, оказалось, что это Рыбаков взял себе другую фамилию; на следующий день он прилетел в Питер на встречу с моим коллегой и опять отчаянно защищал педофила Андрэ-Сюжета, обещая подключить все свои высокие связи (уж не Мамонтова ли он имел ввиду?) Когда нашему координатору по СПб удалось связаться с помощником Мамонтова, Дмитрием Тороповым, наш коллега натолкнулся на совершенно откровенный цинизм: Торопов старательно защищал педофила Андрэ-Сюжета и Рыбакова. Эти странности в их поведении становятся немного понятнее, если упомянуть, что по нашим сведениям уже несколько лет, не менее трех точно, гражданин Андреев (использующий псевдонимы Сюжет и Андрэ) попал в поле зрения милиции и… не был арестован. Вместо этого он получил покровительство, защиту от любых преследований и обвинений, а со своей стороны предоставлял то, что у него было в избытке — малолетних мальчиков. Спрос на них был не только со стороны высокопоставленных местных извращенцев, но так же и от многочисленных иностранных «гостей». И вот компания господина Мамонтова, сделавшая себе имя на фильмах про преступную сеть порнодельцов, которая давно разоблачена, почему-то не хочет брать в разработку активного, действующего педофила, поставившего на поток развращение детей в Казани и торговлю порнографией с их участием в интернет.
Я и сама не раз обращалась к Мамонтову два года назад, когда обнаружила на сайте социальной сети «ВКонтакте» учителя-педофила Монахова, который снимал видео с детской порнографией то ли в интернате, то ли в детском доме. Мамонтова это совершенно не заинтересовало, он ни разу не откликнулся!
На сайте «Дети планеты» уже год висит обращение к Президенту с предложением создать спецподразделение: http://www.detirf.org/news/227/ На всех педофорумах висели ссылки на это обращение, педофилы активно все это обсуждали, реакции не последовало только от власти.
Увы, замеченной оказалась только пиар-кампания Анечки Левченко, активно набирающей политические баллы на откровенном хвастовстве в Интернете, и вынашивающей идею создания некого «мониторингового центра» (с начальником в своем лице, разумеется). При этом остались незамечены оплошности, (порой буквально преступные оплошности), которые она допустила в своей агрессивной саморекламе, нанеся огромный ущерб людям, занимающимся раскрытием преступлений против половой неприкосновенности детей, а следовательно, и детям!
Боже, храни Россию от таких «защитников детей»…

Записи созданы 1575

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх