Телефон без нотификации

Таможенная нотификация

Что же такое нотификация при таможенном оформлении.

Таможенная нотификация – это документ (уведомление) о наличии шифрования и криптографии в устройствах и программных продуктах. Может показаться что данный документ распространяется лишь на серьезное шифровальное оборудование, однако даже обычные мобильные телефоны требуют оформление нотификации по причине присутствия в них, как минимум, модуля GSM, что подразумевает в себе уже наличие шифрования.

Для продукции, где использовано «серьезное шифрование» при импорте требуется уже не нотификация, а разрешение ФСБ на ввоз, на основе которого оформляется лицензия Минпромторга.

Оформление таможенной нотификации не требуется, если информация о продукции уже занесена в реестр нотификаций Евразийской Экономической Комиссии. Нотификация оформляется лишь один раз, а далее каждый импортер (или экспортер) лишь отражает в таможенной декларации номер и дату регистрации из базы реестра.

В СМИ есть множество случаев, когда люди при заказе мобильного телефона вместе своей посылки получали уведомление о необходимости предоставить документ. К сожалению, очень часто на новые модели или же на редкие модели телефонов нет данного документа. Вместо нотификации возможно предоставление иного документа от ФСБ (разрешения), если телефон был заказан частным лицом и для личных нужд (в данном случае подразумевается, что это один телефонный аппарат).

Необходимость предоставления таможенной нотификации берет свои корни из создания Таможенного союза и определения перечня продукции ввоз и вывоз которой ограничен. В 134 решение Евразийской экономической комиссии был определен перечень продукции, на которую требуется оформления данного документа.

При определении необходимости оформления нотификации стоит обращать внимание, как на код ТН ВЭД, отраженный в решение, так и на технические характеристики товара.

Справедливы ли требования инспектора?

Большая часть продукции, указанных в перечне ограниченных ко ввозу, действительно представляют из себя устройства имеющие, пусть и незначительные, но все же шифровальные и криптографические свойства. Это объясняется тем, что под шифровальными средствами, согласно 134 решению ЕЭК, подразумевается большое количество устройств.

Сюда относятся товары:

  • способные осуществлять шифрование информации при ее передаче (то есть любые товары, содержащие Wi-Fi/Bluetooh модули);
  • средства электронно-цифровой подписи;
  • любые товары, способные проводить аутентификацию (то есть компьютеры, операционные системы, записанные на диски и прочие устройства) и так далее.

Чтобы отправлять электронику (мобильные телефоны, ноутбуки, планшеты, и т.п.) с помощью Нашего Экспресс (НЭ), у отправляемой электроники должна быть нотификации ФСБ.

Нотификация – документ разрешительного характера, предъявление которого таможенные органы требуют от субъектов хозяйствования при ввозе криптографических средств в ЕАЭС, ранее именуемый Таможенным союзом

Как правило, у всех популярных устройств такие нотификации есть (у эпловской техники, например).

Как узнать, есть ли нотификация для вашего устройства:

Способ 1:

Чтобы найти нотификацию можно воспользоваться строкой поиска на удобном сервисе track24.ru — .

Способ 2:

Воспользоваться самостоятельно единым реестром, где хранятся все нотификации.

При этом важно учитывать, что поиск по названию модели не всегда заканчивается успешно.
Проблема заключается в том, что производитель может указать название по-разному, а также подать нотификацию (уведомление) ФСБ на серию продукцию.
Например, в качестве наименования для Apple iPhone может быть указано:

  • «Смартфон iPhone 4S»,
  • «Смартфон модели A1457» (а не iPhone 5S),
  • «A1533» (а не iPhone 5S),
  • «A1453» (а не iPhone 5S),
  • «A1530» (а не iPhone 5S),
  • «Смартфоны торговой марки «Apple» моделей: A1586, A1524, A1530, A1457″ (а не Apple iPhone 6)
  • «A1549» (а вовсе не Apple iPhone 6),
  • «A1522» (а вовсе не Apple iPhone 6),
  • «Смартфон модели A1688» (а не Смартфон iPhone 6S),
  • «A1633» (а не Смартфон iPhone 6S),
  • «Смартфон модели A1687» (а не Смартфон iPhone 6S Plus),
  • «Смартфон модели A1662» (а не Смартфон iPhone SE),
  • «A1723» (а не Смартфон iPhone SE).

Аналогично Google Nexus 6 в базе данных содержится под названием «Смартфон LG-D821», так что найти его в ней можно именно по цифро-буквенному коду, а не по Nexus. А вот планшеты Nexus, произведенные Asus, содержатся в базе сериями «Планшетные ПК серий M******, T******, F******, Nexus******» и «Планшетные ПК ASUS серий NEXUS***».
Также смартфон LG G Flex2 не найти по этому названию, т.к. в «Едином реестре нотификаций о характеристиках шифровальных (криптографических) средств и товаров, их содержащих» он указан, как конкретная модель — «Смартфон LG-H955».
Искать товары, которые производитель или официальный дистрибьютор официально поставляют в Россию особого смысла не имеет, т.к. у легальных поставщиков с нотификацией ФСБ все в порядке. Юридические лица могут провести регистрацию нотификации в Центре по лицензированию, сертификации и защите государственной тайны ФСБ России, при этом гос.пошлина не взимается. Кроме того, они могут воспользоваться услугами третьих лиц, таких как МинПромТест. Для физических лиц проведение регистрации нотификации ФСБ вряд ли будет иметь смысл, так как такие услуги при использовании третьих лиц могут обойтись в 10-20 тысяч рублей.
Также обратите внимание, что в таможенной декларации лучше указывать именно то название, которое содержится в базе данных нотификаций. Именно по этой причине стоит производить поиск в базе и легально поставляемых в Россию устройств.

Российская таможня, ФСБ и производители телефонов

Лебедь, рак и щука. Никаких других ассоциаций возникшая в России ситуация не вызывает. У нас в очередной раз федеральная таможенная служба не выпускает телефоны, как вы помните, примерно раз в полгода такие ситуации нормальны. Обычно возникает какой-то повод, и телефоны встают на таможне, производители начинают проявлять изрядную активность, бегать, тихо и неслышно вопить, как рыбы, попавшие в воздушную среду. Иногда их крики слышат журналисты, которые поднимают в своих материалах извечный вопрос, — «Кому выгодно?». Ответ на него общество не получает, но зато через некоторое время ситуация нормализуется, слышатся победные реляция и все возвращается на круги своя.

После летнего кризиса, который мы подробно описали тогда (ссылку найдете в конце материала), настал черед таможенного кризиса сезона «Зима 2010». Действующие лица в этой постановке:

  • Президент и премьер-министр РФ
  • Федеральная таможенная служба
  • Федеральная служба безопасности
  • Производители электроники

Попробую обрисовать абсурдную ситуацию, которая сложилась в нашей стране в очередной раз, и то, что происходит сегодня вокруг рынка мобильных телефонов, да и электроники в целом. С легкой руки президента РФ и премьер-министра началась история таможенного союза трех стран – России, Белоруссии и Казахстана. Евразийское экономическое сообщество как структура выглядит интересно, да и задачи, стоящие перед этим образованием, ясны, прозрачны. Фактически руководители страны в этой постановке свою роль сыграли и к дальнейшим событиям прямого отношения не имеют. Ситуация стала развиваться по сценарию, когда каждое ведомство работало в рамках своих полномочий, а перешагнуть через них не решалось, как бы чего не вышло. Вот телефоны с таможни и не вышли.

Для таможенного союза был принят новый таможенный кодекс, он несколько иначе регулирует прохождение через границу ряда товаров, датируется этот кодекс 27 ноября 2009 года. А 25 декабря 2009 года ФТС разослала информационное письмо с разъяснениями для таможенных управлений, таможен и так далее. Письмо подписано заместителем руководителя таможенной службы генерал-лейтенантом Шохиным С.О. Копия данного письма находится в нашем распоряжении. В письме не содержится никаких причин для того, чтобы через таможню не шли определенные типы товаров, оно просто указывает, как должна регулироваться работа таможенных пунктов и какие документы считаются первоочередными, как можно решать конфликтные ситуации и кто конкретно отвечает за их решение. Правильный, своевременный документ.

Но сложилась неоднозначная ситуация, в которой ФТС перестраховалась до получения однозначной трактовки положений. В «Едином перечне товаров», к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами-членами Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами и Положения о применении ограничений, есть пункт п.2.16, которым руководствовались производители. Ссылка на документ.

В нем, в частности, говорится следующее: “Радиоэлектронные средства и (или) высокочастотные устройства гражданского назначения, в том числе встроенные либо входящие в состав других товаров, ограниченные к ввозу на таможенную территорию таможенного союза, в котором содержится список исключений кодов ТНВЭД РЭС, на которые не распространяются ограничения к ввозу”. В Минпромоторге подтвердили, что исключению подлежат товары из п.2 (после слов «за исключением») до п.3, но в то же время для таможенных органов п.2.16 не является однозначным аргументом отсутствия необходимости лицензирования по причине существования в перечне п.2.19, -«Шифровальные (криптографические) средства, ввоз которых на таможенную территорию таможенного союза и вывоз с таможенной территории таможенного союза ограничен, в котором содержатся часть кодов ТНВЭД из п.2.16 «исключений», при условии наличия в них средств криптографии».

Больше о п.2.19 можно увидеть по , чтобы не утруждать вас долгими описаниями канцелярского языка, ниже приведу короткое объяснение того, из-за чего товар висит на границе и не попадает в страну.

Все электронные устройства (в оригинале – шифровальные устройства, но нас интересует рынок электроники) делятся на два типа: те, что подлежат обязательному лицензированию и обеспечивают сквозную криптографию (пользователь-пользователь), и те, что не умеют этого, и на них можно получить нотификацию. То есть фактически импортер или производитель уведомляют соответствующий орган о том, что устройство не умеет шифровать ничего от пользователя до пользователя.

Схема на практике должна выглядеть так. Импортер, желающий получить заранее разъяснение о необходимости лицензирования РЭС идет в ФСБ, далее ФСБ дает подтверждение на лицензирование средств криптографии и отправляет заявителя в Минпромторг за лицензией либо, если присутствующие средства криптографии не подлежат обязательному лицензированию, импортер получает нотификацию о характеристиках товара (продукции), содержащего шифровальные (криптографические) средства. Далее на сайте ФСБ или ФТС создается некий перечень продукции, прошедшей нотификацию, и далее импортер может ввозить данный продукт на основании этой нотификации.

В этой замечательной схеме и возникли проблемы, так как большая часть электроники сегодня содержит средства шифрования, это и любой мобильный телефон (шифрование — часть стандарта GSM), и WiFi-модули в любом устройстве (ноутбуки, роутеры и так далее). Понятно, что телефон не является средством шифрования. И производителям надо отправить нотификацию в ФСБ, чтобы она появилась на сайте службы, и далее ФТС со спокойной совестью может отправляться изучать этот список и быть уверенной, что нотификация подана. Просто? Да, до безобразия.

Однако в ФСБ пока нет ни людей, ни процедуры, ни формата документов для подобной работы. По факту без распоряжения правительственной комиссии в ФБС не осуществляют подобную работу. Нигде ясно не указано, что это работа ФСБ. В правилах Таможенного союза говорится, что «Портативные или мобильные радиоэлектронные средства гражданского назначения (например, для использования в коммерческих гражданских системах сотовой радиосвязи), которые не способны к сквозному шифрованию (т.е. от абонента до абонента) подлежат нотификации при ввозе на таможенную территорию ТС». И там же в пункте 11 положения о Таможенном Союзе дается определение согласующего органа: «Орган исполнительной власти в области обеспечения государственной безопасности государства — участника таможенного союза». Попробуйте угадать, кто в нашей стране является таким органом, думаю, ответ будет однозначным. Но однозначного указания, что ФСБ необходимо принимать нотификации и составлять их список, нигде нет.

В ФТС прикрывают себя, так как, пропуская телефоны и другие устройства на рынок, они не выполняют новый таможенный кодекс, который можно трактовать двояко. Правила вступили в силу 1 января 2010 года, но гром грянул только 14 января, когда на Шереметьевской таможне в Москве не вышло несколько грузов с телефонами. После этого момента телефоны и вовсе перестали поступать на рынок с этой таможни. Мотивация действий ФТС проста: у производителей и импортеров отсутствуют нотификации. А производители не могут их предоставить, так как их не принимают, пока существует неразбериха, кто и как будет осуществлять их сбор.

В итоге получается, что одна государственная служба не дает ввозить товары, другая не собирает нотификации, так как четко не прописано, что это ее зона ответственности. Одна служба перестраховалась, другая не взяла на себя дополнительную работу. Вспоминаются слова Черномырдина в бытность его премьером: «Хотели как лучше, получилось как всегда».

Пока ситуация находится в подвешенном состоянии, в ФТС и на отдельных таможенных пунктах рекомендуют в таможенные декларации вписывать, что «средства шифрования» отсутствуют. В этом случае товар попадает в страну, но это прямое нарушение закона, и в последующем у компаний, которые сиюминутно решили так проблему, возникнут неприятности. Скорее всего, возникнут, в нашем государстве так заведено.

Участники рынка неохотно комментируют эту ситуацию, признавая наличие проблемы. Мне понравились слова вице-президента Samsung Дмитрия Кузнецова, наиболее полно описавшего ситуацию: «Проблема серьезная, и она существует. Ежедневно у нас останавливается на таможне до 50.000 телефонов, и это значимые количества для рынка». В других компаниях-производителях также предоставили комментарии, но все они сводятся к одному – пока никто не знает пути выхода из этого кризиса, все ждут его разрешения в пассивном режиме, признавая проблему, но избегая любой конкретики. Некоторые компании готовятся обращаться к премьер-министру РФ, если эта патовая ситуация продлится еще 10 дней и проблемы усугубятся. В какой-то мере позиция понятна, но она наивна.

С прошлого четверга, когда товар начинали останавливать из-за отсутствия нотификации, прошло не так много времени. Но кризис может усугубиться, если ситуация продлится хотя бы до февраля, тогда последствия отразятся на наших с вами кошельках, телефонов станет меньше, а цены на них вырастут. Что нетипично, в разрешении этого кризиса заинтересованы все, начиная с ФТС и заканчивая тем же ФСБ. Но никак не могут найти общий язык.

Думаю, что этот материал позволит всем сторонам процесса взглянуть на него со стороны и попытаться с честью найти компромисс и возобновить поставки оборудования на рынок. Иначе получается не пойми что, театральная постановка, а не государственные дела.

Обсуждение на форуме >>>

Ссылки по теме

Портрет таможни в пастельных тонах или размышления о бизнесе

Записи созданы 1575

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх